Не люблю собак

Не судьба, или Почему я не люблю собак

Лера Русских

«Скверная, старая, маленькая собачонка Земирка не слушалась и залезла под диван, где сидела Лиза»
Достоевский Ф.М. «Бесы»
История первая. Все делают Это.
Когда Рок был еще совсем маленьким, я не расставалась с тряпкой ни на минуту. Он делал Это много и часто. Матюкаясь, я перешагивала через одну лужу, на ходу вытирала вторую и неизменно наступала в третью. Рок любящим взглядом смотрел на меня и делал четвертую. Бомбочки же воняли так, будто их сделала не маленькая двухмесячная собачка, а какой-нибудь медведь, обожравшийся тухлятины. Кормила я Рока хорошо и по всем правилам. Сразу окрестив это мелкое чудовище фабрикой по переработке качественных продуктов в откровенное дерьмо, я задумалась — правильно ли поступила, заведя собаку? Может, лучше было ребенка родить? Нет. Ребенка после этого безобразия еще и мыть надо. Правильно — собака лучше.
Я назвала его Рокоссовским лишь после мучительных метаний между Рокфором, Рокфеллером, Рокки и… почему-то Рики-Тики-Тави. Рокоссовский — это было ого-го! Это было так величественно, героично и вообще — с волевым подбородком.
Помню, как Рысьсемённа (Раиса Семеновна, учитель истории), яростно размахивая руками, кричала на весь класс:
— Рокоссовский! Рокоссовский, дети мои, и никто другой одержал победу в Великой Отечественной Войне! Запомните это хорошенько!
Я запомнила.
Рок оправдал свою героическую кличку лишь на ниве бесконтрольного и бесконечного обслуживания всех сук района. Но об этом позже.
Ночами мой мелкий скулил как заведенный. Он утверждал, что мерзнет. Бутылки с горячей водой, электрообогреватель и прочие придумки его не устраивали. Что самое ужасное — и я видела это в его молящих глазках — он хотел в постель ко мне. Ко мне! А я сплю исключительно с женщинами: с красивыми, некрасивыми, худыми и не очень, но с женщинами. Я не люблю волосатых, с усами и запахом изо рта. Этот волосатый таки добился, чтобы я брала его с собой в постель. Засыпая рядом с ним, я вспоминала чудную фразу из книжки по собаководству: «Из ушей щенка приятно пахнет собакой!» (Правда)
Так бы мы, наверное, и дальше спали вместе, если б не случилось Это. Однажды ночью я проснулась от того, что Рок заворочался. Он топтался где-то у меня в ногах и тихо поскуливал. С тяжелым вздохом и фразой «Ну, что-о-о еще?» я включила свет, взяла Рока на руки и, уже почти успокоив его, увидела Это. Мой герой, мой будущий половой гигант, мой маршал Советского Союза Рокоссовский описался на моей постели.
Я помнила, помнила из книжек, что кричать на собаку нельзя, поэтому схватила подушку и что есть мОчи заорала в нее: «Бля-я-я-я-я-ядь!»
История вторая. Какашки-любовь.
Все знают, что собаки едят дерьмо. Ну, почти все. Но немногие знают, что собаки едят всякое дерьмо — коровье, собачье же, человеческое…
Причем человеческое предпочтительнее.
Я живу в «отдаленном» районе города.

Сразу за ним — поле и лес. Гуляй — не хочу. Мне пришлось гулять гораздо чаще, чем я хочу. Перед выходом на поле стояло десятка три металлических гаражей. Через них нужно было проходить всякий раз как решишь вывести собаку на хорошую прогулку. Нам исполнилось пять месяцев, и мы начали выходить «в свет». На поле я отпускала Рока с поводка и смотрела, как он весело скачет с другими собаками или… с веточками, с ветром, с пластиковой бутылкой, сам с собой… Я даже гордилась им, когда какая-нибудь тетенька-таксовод говорила мне:
— Сколько вам? Пять? У-у-у, какие мы большие да сильные, лапы вон какие крепкие, характер — как у настоящего мужчины…
Однажды мы гуляли совсем одни. Року было скучно, он хотел компании. Я попыталась его развлечь, но неожиданно он остановился, поднял нос кверху и начал старательно нюхать воздух. Эта история была мне хорошо знакома — однажды таким образом мы уже нашли дохлую кошку. Потом полчаса таскали ее в зубах по полю и в конце концов принесли к двери своего подъезда. Только там разъяренная хозяйка нас поймала, отопнула кошку в сторону и поволокла нас в ванную — стираться.
Я не успела его поймать. Рок ринулся в сторону гаражей и быстро исчез из моего поля зрения. Я обреченно потопала туда, уже точно зная, что ничем хорошим это не кончится. Добрых двадцать минут я слонялась между гаражей и отчаянно выкрикивала: «Рок! Рок! Иди ко мне!» Ответом мне была тишина.
Еще минут через пять я услышала какой-то звук, доносившийся из открытого и заброшенного гаража. Подойдя поближе, я увидела, что гараж завален мусором, тряпками, консервными банками и… дерьмом. В глубине его стоял Рок и увлеченно, даже как-то истерично быстро пожирал то, о присутствии чего я узнала по запаху еще задолго до заглядывания в гараж.
Боги! Боги! Нет, Понтий Пилат, который прокуратор Иудеи, восклицал совсем не так громко и отчаянно, как я. Он вообще шептал по сравнению со мной.
Вся шерсть Рока была вымазана дерьмом. Я не знала, с какой стороны к нему подступиться, чтобы зацепить на поводок. Стояла, смотрела на все это безобразие и мучилась преступной мыслью: бросить его нахрен здесь, пусть жрет свое любимое дерьмо, если ему не нравится мясо, которым я его кормлю; пусть валяется в нем сколько захочет, пусть будет счастлив. Переборов отвращение и гадливость, я тихонько подошла к Року, накинула цепочку на его шею, в сотый раз поблагодарив саму себя, что не повела его в ошейнике, и вывела из гаража. Как, скажите мне на милость, как идти с говняной собакой на поводке?
Сгорая со стыда и пряча глаза от взглядов удивленных прохожих, я быстренько довела его до подъезда, осторожно, чтобы не дай Бог не прикоснуться к нему, завела в квартиру, подсадила за единственную чистую лапу в ванну и включила воду…
История третья. «Я люблю тебя, слышишь?…»
Преодолев трудности отроческого возраста, мы бодрым шагом вошли в юность, нашу бешеную, неудержимую, любвеобильную юность. Я читала, что половое созревание кобелей боксеров наступает примерно к году. Нам было семь месяцев, и я решила, что беспокоиться еще рано. Мы еще маленькие, нам еще ничего не надо… Гм, видимо моя собачка полностью соответствовала в этом смысле своей хозяйке и решила, что раз хочется, то уже можно.
Появляться с Роком на поле было для меня пыткой. Он пытался залезть на все, что движется. Сукам доказывал свою состоятельность, кобелям — свое превосходство. Мне было стыдно, бесконечно стыдно за него. В то время как остальные собаки соревновались в кто-выше-прыгнет и в кто-быстрее-бегает, Рок играл в свою игру — кто-круче-трахается. Я не смела поднять глаз на остальных собачников и только и делала, что отгоняла Рока от их бедных пудельков.
Однажды утром (нам уже исполнился год) мы вышли на прогулку во двор и… не стали писать или делать вещи, а — мы стали нюхать. Да, мы нюхали долго и тщательно, мы лихорадочно и увлеченно нюхали. Мы нашли свое счастье. Блин, сколько раз говорить людям, чтобы водили своих течных сук вон к тем березкам?
Я уже опаздывала на работу, а Рок так и не удосужился хоть как-то освободиться от груза лет. Казалось, он не хотел ничего, кроме как ТРАХАТЬСЯ. Ты что, не видишь, не чуешь, милая моя хозяйка, что тут ходила замечательная сука, просто умопомрачительная сука с ушками, хвостиком и тем, что под хвостиком? Ты тупая, хозяйка, да? Да, нет, не очень тупая. Я тебя прекрасно понимаю, Рок. Я и сама знаю, что это такое — учуять даму и идти по следу. Только я предпочитаю, чтобы от женщины хорошо пахло. Вот в чем разница.
Быть бы мне повнимательнее, увидев, что Рок так себя ведет. Я засмотрелась на облачка, и он — вывернулся ловким движением из той самой цепочки, которая спасла меня в гараже. Он ушел. Звать бесполезно. Но я все-таки позвала для порядка. Ти-ши-на. Стало так одиноко. Почему-то вспомнилось, что я и сама уже лет триста не вкушала радостей отношения полов (пола), взгрустнулось.
Я поплелась домой, понимая, что на работу все равно опоздаю.
Вернулась пораньше и пошла искать Рока. Господи, ну куда идти его искать? Что мне — траву нюхать и тропинки? Картина. Обошла свой двор, соседний и еще один, и еще… В конце концов решила сходить на поле, ведь именно там мы начинали когда-то свою бурную половую жизнь. Еще не дойдя до места действия, я поняла, что нашла своего Дон Жуана. Этот звук невозможно с чем-то спутать. Почти бегом приблизилась к раскидистому дереву, обошла его и увидела своего гардемарина:
— Рок! Кто эта такса? И… почему вы опять сношаетесь?
С такой разницей в габаритах! Да он виртуоз!
После этого случая Рок стал убегать от меня на поле. Мог гулять сутками и даже неделями. Возвращался худой, блохастый, но счастливый. Однажды попробовав, он уже не мог остановиться. Что ж, наверное, в этом мы с ним похожи.
Через два месяца Рок снова пропал. Я жду его до сих пор. Не люблю собак.

© Copyright: Лера Русских, 2003
Свидетельство о публикации №203121300118

Список читателей / Версия для печати / Разместить анонс / Заявить о нарушении

Другие произведения автора Лера Русских

Рецензии

Написать рецензию

а я просто их отчего-то боюсь (собак)…
рассказ супер! )))
с уважением.
Мелкий 20.06.2008 12:24 • Заявить о нарушении

+ добавить замечания

На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные — в полном списке.

Написать рецензию Написать личное сообщение Другие произведения автора Лера Русских

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *